?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Волей судьбы в мои руки попали одна за другой четыре книги. Первая, довольно-таки давно - "Архипелаг ГУЛАГ" Солженицына. О второй, "Записки уцелевшего" Сергея Голицына, я рассказывала в двух предыдущих постах своего журнала - "Неожиданное обретение духовной пищи" и "Что почитать..."

Третью и четвертую книги - "Записки князя Кирилла Николаевича Голицына", который приходится Сергею Голицыну двоюродным братом и Олега Волкова" "Погружение во тьму" я прочла этой осенью.

Все четыре книги объединяет то, что авторы были политзаключенными. Каждая книга интересна сама по себе. И во всех этих книгах упоминается факт трагической гибели Георгия Михайловича Осоргина и предшествующее ей свидание с женой... В каждой из этих книг эпизод описан несколько по-разному. В книге Волкова он вообще только упомянут, поэтому я не привожу цитату. Интересно было сопоставить описание нескольких источников.


[Image][Image]
Осоргин Георгий Михайлович. Фотография из следственного делаОсоргина Александра (Лина) Михайловна, рожденная княжна Голицына. Рисунок М.М. Осоргиной

"Ходит и посмеивается Георгий Михайлович Осоргин: "Comment vous portez-vous на этом острову?" - "А` lager comme a' lager". (Вот эти шуточки, эта подчёркнутая независимость аристократического духа - они-то больше всего и раздражают полузверячих соловецких тюремщиков. И однажды Осоргин назначен к расстрелу. И в этот самый день сошла на соловецкую пристань его молодая (он и сам моложе сорока) жена! И Осоргин просит тюремщиков: не омрачать жене свидания. Он обещает, что не даст ей задержаться долее трёх дней, и как только она уедет - пусть его расстреляют. И вот что значит это самообладание, которое за анафемой аристократии забыли мы, скулящие от каждой мелкой беды и каждой мелкой боли: три дня непрерывно с женой - и не дать ей догадаться! Ни в одной фразе не намекнуть! не дать тону упасть! не дать омрачиться глазам! Лишь один раз (жена жива и вспоминает теперь), когда гуляли вдоль Святого озера, она обернулась и увидела, как муж взялся за голову с мукой. - "Что с тобой?" - "Ничего", - прояснился он тут же. Она могла еще остаться - он упросил её уехать. Когда пароход отходил от пристани - он уже раздевался к расстрелу.)"

Александр Солженицын. Архипелаг ГУЛаг. Том 2 (части 3 и 4)

"Произошло следующее: несколько человек из осужденных по 58-й статье готовились к побегу, который они намеревались осуществить на лодке, чтобы достичь материка и затем финской границы. Предприятие это было раскрыто, и Москва, бы неповадно было другим, распорядилась так: расстрелять каждого десятого. Судя по дошедшей до нас цифре, для выполнения приказа был выстроен фронт из 800 человек. Среди прочих тогда погибли Георгий Осоргин, Александр Александрович Сиверс, Шильдер, сын историка, и другие.

Рассказывали, что за несколько дней до роковых событий на Попов остров приехала кузина, Линочка, которой было разрешено свидание с мужем Георгием Осоргиным. Георгий якобы к уже осведомлен о готовящейся участи, но заверил начальство, что он не единым словом в разговоре с женой не намекнет этом. Под каким-то предлогом ему удалось настоять на скорейшем отъезде жены и прервать ставшее тягостным свидание еще до истечения срока, положенного для личных встреч с родными. … К сожалению, до сих пор не нашлось еще живого свидетеля, который мог бы дать ответы на все вопросы, возникающие в связи с судьбой нашего общего друга".

(Записки князя Кирилла Николаевича Голицына. – Москва, ОАО Издательство «Радуга», 2008. С. 290)

"Вторично Лина поехала на свидание с мужем осенью 1929 года; опять выхлопатала благодетельница Пешкова. А тогда ГПУ ввело новые строгие правила - с трудом разрешалось приезжать в Соловки на свидание с родственниками.  Деньги на поездку собрали с разных сторон, давали даже не очень близкие, но состоятельные люди. И Лина поехала, запасшись солидными документами, теплыми вещами и продуктами.

…Прибытие Лины было встречено всей массой заключенных как невиданная сенсация. Лагерное начальство, следуя указаниям из Москвы, отвело супругам отдельный домик. Днем Георгий где-то работал, к вечеру шел к жене, рано утром вновь уходил.
Впоследствии Лина рассказывала, что те дни были для них обоих самыми счастливыми за все время их недолгой совместной супружеской жизни. Они мечтали: с ареста Георгия прошло четыре года, значит, через шесть лет его отпустят, в Москву, даже с помощью Пешковой, не пустят, а отправят куда-то в ссылку, там они заживут вместе и будут счастливы. Лина приехала в Москву сияющая от счастья, всем рассказывала, как провела те десять дней. Она послала телеграмму, стала ждать ответное письмо.

Тогда же пришло два письма - от Дмитрия Гудовича матери и сестре и от Артемия Раевского сестрам. И в обоих письмах была примерно одинаковая фраза: "Передайте Лине мое глубокое сочувствие в постигшем ее горе".

Ко времени получения этих писем мы уже поселились в Котове, но я постоянно приезжал в Москву. Совершенно случайно из чьих-то разговоров я узнал о той фразе. Какая-то интуиция заставила меня встревожиться. Я отправился в Царицыно, где жили выселенные из Москвы еще в 1924 году Гудовичи. Там нашел мать Дмитрия Марию Сергеевну. Она показала мне письмо с той фразой, я прочел и тотчас же уехал узнавать, что же написал Артемий Раевский.

На Новинском бульваре, сзади гагаринского особняка, в старинном флигеле вместе в одной квартире жили Раевские, Осоргины и Самарины. Я встретил младшую Осоргину - Тоню, она прочла письмо Артемия и так же, как и я, встревожилась. Мы решили об этих письмах пока не говорить Лине. Я пошел искать свою мать…
- Боже, какой ужас! - воскликнула она.

На следующий день о тех фразах в письмах говорило уже много знакомых, дошло и до Лины. Она отправилась на Кузнецкий мост в Политический Красный Крест. Ей все равно предстояло туда идти, рассказать Пешковой о поездке в Соловки и поблагодарить ее. Екатерина Павловна, узнав о письмах, стала успокаивать Лину, а все же предложила ей прийти опять.

Через два дня я выходил из квартиры Мейенов в Большом Левшинском переулке и у выхода встретил Лину, бледную, с остановившимся взором.

- Это правда, - сказала она полушепотом.

Мы с нею поднялись. Сестра Соня вопросительно оглядела нас. Мы сняли пальто, прошли в комнату, сели в кресла.
- Это правда, - еще раз повторила Лина и стала рассказывать, что сообщила ей Пешкова, говорила тихо, размеренно. Никто слез не лил, но, наверное, бесслезное горе и страшнее, и глубже.

Ягода рассказал Пешковой, что Георгий был расстрелян 16 октября, то есть через три дня после отъезда Лины...
Впоследствии Лина вспоминала об одном соловецком эпизоде. Однажды, когда она и Георгий собирались ложиться спать, вдруг в дверь застучали. Георгий вышел, долго разговаривал с теми, кто стучал, вернулся, сказал, что справлялись по работе, что это совсем неинтересно. Лина тогда не придала никакого значения тому ночному разговору. А выходит, что приходили за Георгием, а он их уговорил подождать несколько дней, пока Лина не уедет... "

Сергей Голицын. Записки уцелевшего (Часть 2)
 

UPD. Вот еще несколько материалов об этом достойном человеке:
Георгий Осоргин - князю Григорию Трубецкому: "Настанет час, когда мы соберемся..." (письмо из Бутырок)
Осоргины


Comments

( 11 comments — Leave a comment )
(Deleted comment)
sirin_from_shrm
Nov. 1st, 2009 05:16 am (UTC)
1937 год - это обобщенное понятие, ИМХО. Если вдуматься, он начался в 1917 и длится по сей день :-(
melnyasha
Nov. 1st, 2009 10:01 am (UTC)
Еще об этом рассказывается у Д.С.Лихачева, а также в книге "Эхо родной земли" С.А.Шмемана, родственника Осоргина. Жаль только, что сын Георгия Михайловича о.Михаил не написал пока свои воспоминания, хотя отца он не видел ни разу в жизни... Но вот о матери, о жизни в эмиграции он очень интересно рассказывает. Александра Михайловна позже вышла замуж за кн. Трубецкого. Известный деятель русского зарубежья А.А.Трубецкой - сводный брат о.Михаила.
sirin_from_shrm
Nov. 1st, 2009 07:48 pm (UTC)
Спасибо, буду искать книги Лихачева и Шмемана.
pan_terra13
Nov. 1st, 2009 10:48 am (UTC)
как можно было всё это вынести и не сойти с ума...
помню,я смотрела рисунки,нарисованные бывшим заключённым... я была в шоке(
sirin_from_shrm
Nov. 1st, 2009 07:57 pm (UTC)
А, это рисунки одной женщины, фамилию не помню... Знаменитый альбом. Страшная действительность там изображена...
melanyja
Nov. 1st, 2009 01:45 pm (UTC)
Читала записки СЕргея Голицына.
Там про Гудовичей ещё жуть, что у пожилой женщины казнили обеих сыновей
sirin_from_shrm
Nov. 1st, 2009 07:58 pm (UTC)
У меня события всех трех книг уже в памяти смешались.
melnyasha
Nov. 2nd, 2009 04:13 am (UTC)
А я вот не смогла купить книгу Волкова. Там много об Осоргине?
А Вы читали книгу Ирины Головкиной "Побежденные"? Это зудожественное произведение, основанное на вполне реальных фактах (Головкина - урожденная Римская-Корсакова). Я прочитала эту книгу еще в начале 90-х в журнальном варианте. Потом она была издана полностью.
sirin_from_shrm
Nov. 2nd, 2009 05:01 am (UTC)
Да, у Волкова много про Осоргина написано, автор очень тепло о нем отзывается.

Конечно, читала "Побежденных"! Замечательная книга. Сначала читала в журнальном варианте, потом купила отдельным изданием.
melnyasha
Nov. 2nd, 2009 04:11 pm (UTC)
УРА! Купила последнюю книгу Волкова в магазине!!! Сейчас буду читать!
sirin_from_shrm
Nov. 2nd, 2009 08:59 pm (UTC)
Поздравляю! :-)))
( 11 comments — Leave a comment )

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com