sirin_from_shrm (sirin_from_shrm) wrote,
sirin_from_shrm
sirin_from_shrm

Categories:

6 февраля 1938 года: гибель дирижабля «СССР-В6»

Траурную дату 6 февраля 1938 года помнят многие долгопрудненцы и люди, интересующиеся историей дирижаблестроения и воздухоплавания. В этот день на Кольском полуострове под Кандалакшей потерпел катастрофу дирижабль «СССР В-6». Тринадцать из девятнадцати членов экипажа погибли.
Полет «СССР-В6» 5-6 февраля 1938 года вспоминают не только в Долгопрудном. Ежегодно 6 февраля памятные митинги проходят в Кандалакше на улице Аэронавтов. В городах России и Украины именами Гудованцева, Ритсланда, Лянгузова, Градусова названы улицы.

Предыстория. Экспедиция Ивана Папанина


В конце мая 1937 года экспедиция в составе четырех человек - гидробиолога Петра Ширшова, магнитолога-астронома Евгения Федорова, радиста Эрнста Кренкеля под руководством Ивана Папанина, - высадилась на льдине вблизи Северного полюса и 6 июня 1937 года состоялся торжественный митинг, посвященный открытию первой в мире советской полярной дрейфующей станции «Северный полюс-1». Планировалось, что станция будет работать на дрейфующей льдине в течение года.

Радиограммы папанинцев печатали в газетах, передавали по радио. Экспедиция Папанина стала очередным достижением советской власти, поэтому за ее работой следили миллионы советских людей.

У окружкома на виду
Висела карта. Там на льду
С утра в кочующий кружок
Втыкали маленький флажок.
К. Симонов «Мурманские дневники»

Трудности жизни в полярных условиях вызвали сопереживание, а сообщения об успехах рождали гордость за свою страну.

Участники экспедиции совершили немало открытий в области океанологии, геофизики, биологии моря, результаты их исследований впоследствии получили высокую оценку специалистов. В течение девяти месяцев льдина, на которой располагался лагерь полярников, проплыла более 2000 километров на юг и была вынесена в Гренландское море.

Размер льдины поначалу составлял 3 километра в ширину и 5 в длину, толщина – 3 метра.  Однако зимой 1938 года льдина стала стремительно уменьшаться в размерах, трескаться и разрушаться. Отчаянная радиограмма была послана Папаниным на материк 1 февраля: «В результате шестидневного шторма в 8 утра 1 февраля в районе станции поле разорвало трещинами от полкилометра до пяти. Находимся на обломке поля длиной 300, шириной 200 метров. Отрезаны две базы, также технический склад… Наметилась трещина под жилой палаткой. Будем переселяться в снежный дом. Координаты сообщу дополнительно сегодня; в случае обрыва связи просим не беспокоится».

2 февраля пришла новая радиограмма: «В районе станции продолжает разламывать обломки полей протяжением не более 70 метров. Трещина от 1 до 5 метров, разводья до 50. Льдины взаимно перемещаются. До горизонта лед девять баллов. В пределах видимости посадка самолета невозможна. Живем в шелковой палатке на льдине 50 на 30 метров. Вторую мачту антенны ставим на время связи на другую льдину».

Начальник Главсевморпути академик Отто Юльевич Шмидт сообщил, что в спасательной операции, которая начинается 3 февраля, будут участвовать ледоколы «Мурман», «Таймыр» и «Ермак».

«СССР В-6». Спасатели и жертвы

В 1930-е годы советское правительство приступило к интенсивному развитию дирижабельного флота. В планы входило, в том числе, создание междугородного воздушного грузо-пассажирского сообщения. Первым экспериментальным маршрутом должна была стать  трасса Москва — Новосибирск, к освоению которой готовился экипаж дирижабля «СССР-В6». Открытие сообщения между столицей и Сибирью намечалось на весну 1938 года.

К началу февраля в поселке Дирижаблестрой, - такое название носил тогда Долгопрудный, - все было готово к первому полету. Как раз в этот момент поступило сообщение, что экспедиции Папанина нужна помощь. В связи с этим дирижаблисты обратились в Кремль с просьбой провести тренировочный полёт Москва – Петрозаводск – Мурманск – Москва. В случае удовлетворительных результатов перелёта «СССР-В6» мог использоваться для эвакуации с льдины экспедиции Папанина.

Такое предложение было логичным: до дрейфующей станции ледоколы добирались бы долго, а самолеты из-за разлома льдов не могли совершить посадку на льдине. Дирижабль в такой ситуации представлялся идеальным транспортным средством. Цеппелину не нужна посадочная площадка, он мог  просто зависнуть над льдиной, чтобы люди поднялись в гондолу при помощи лебедки.

Для спасательной операции дирижаблисты собрали экипаж из самых опытных специалистов эскадры - девятнадцать человек во главе с кавалером ордена Красной Звезды двадцатидевятилетним Николаем  Гудованцевым. Экипаж опытный, но достаточно молодой - средний возраст участников полета составил около 30 лет.

5 февраля 1938 года в 19 часов 35 минут дирижабль «СССР-В6» поднялся в воздух с летного поля в рабочем поселке Дирижаблестрой. Днем 6 февраля дирижабль в сложных погодных условиях, практически вслепую пролетел над Петрозаводском и Кемью. Чтобы сориентироваться пришлось спуститься на высоту 300–450 метров. Во второй половине дня видимость улучшилась, задул попутный ветер, дирижабль развил скорость около 100 км в час. Однако через некоторое время воздушное судно снова попало в полосу низкой облачности, видимость резко ухудшилась, стало темнеть, пошел снег. Вначале шли на высоте 300-350 метров, но затем поднялись до 450 метров. Экипаж летел по картам-десятиверсткам, составленным по данным начала века, на которых высокие горы в районе Кандалакши не были обозначены. Траектория воздушного судна местами проходила над железнодорожными путями. Железнодорожники даже разложили костры вдоль колеи, чтобы дирижаблистам проще было сориентироваться. Но костры были замечены командованием дирижабля слишком поздно.

Последняя радиограмма дирижабля была получена в 18 часов 56 минут  в районе станции Жемчужная в 39 километрах от  Кандалакши. 

Неожиданно штурман Мячков резко вскрикнул: «Гора!» Но набрать высоту и сменить траекторию дирижабль уже не успел. Корабль задел кроны деревьев и врезался в гору. Обломки дирижабля упали на склоне Небло-горы в 18 километрах к западу от станции Белое море. Начался пожар.

Вспоминает член экипажа бортмеханик К. Новиков: «За несколько секунд до катастрофы т. Почекин услышал голос штурмана: «Гора!» Вслед за этим произошел первый удар. В кормовой гондоле я наблюдал за машиной, сидя в кресле спиной к носу корабля. При первом ударе меня выбросило из кресла, и я ударился головой о водяной радиатор. В следующее мгновение второй удар бросил меня грудью на мотор. Свет в  гондоле  погас. Чувствуя необходимость выключить мотор, ощупью отыскал выключатель. В этот момент последовал третий удар, и меня спиной, а потом головой ударило о мотор. Пытаясь упереться  руками  о  что-нибудь твердое, я почувствовал  боль в левой   руке: видимо,  порезал ее обо что-то острое. Затем наступил момент покоя. Гондолу перестало трепать. Пытаюсь ориентироваться. Ищу дверь слева, но не нахожу ее. Накалившаяся крышка гондолы жжет голову. Нагибаюсь. Вижу снег и горящую оболочку дирижабля. Голыми руками приподнимаю горящую материю, протискиваюсь до пояса, затем упираюсь руками и тяну застрявшую ногу. Наконец, освободился. Волосы и одежда на мне горят. Зарываюсь в снег. Встать не могу и решаю откатиться от горящего дирижабля».

Из-под обломков спаслись только шесть членов экипажа. Четвертый помощник командира Виктор Почекин, бортмеханики  Алексей Бурмакин и Константин Новиков получили ранения (Новиков серьезно пострадал), а корабельный инженер Владимир Устинович, бортмеханик Дмитрий Матюнин и инженер-радист Арий Воробьев остались невредимы. Погибли – 13 человек.

Бушует норд. Вчера Москва
Послала дирижабль. Ни зги!
По радио сквозь вой пурги
Едва доносятся слова.
Бушует норд. Радист в углу,
Охрипнув, кроет целый, мир:
Он разгребает, как золу,
Остывший и пустой эфир.
Где дирижабль? Стряслась беда...
Бушует норд. В двухстах верстах
Был слышен взрыв. Сейчас туда
Отправлен экстренный состав.
К. Симонов «Мурманские дневники»

Местные жители вспоминали, что перед самой катастрофой они услышали сильный гул. Потом шум моторов резко стих. Утром 7 февраля к Небло-горе, которая находилось в 91-м квартале Проливского лесопункта, подошла группа лыжников во главе с лесоводом Никитиным. Они оказали первую помощь, вызвали оленьи упряжки, чтобы перевезти уцелевших членов экипажа в ближайший барак лесорубов. Затем дирижаблистов отправили на станцию Проливы, откуда по железной дороге переправили  в Кандалакшу.

12 февраля 1938 года 13 членов экипажа дирижабля «СССР-В6» были похоронены на Новодевичьем кладбище в Москве. Николай Гудованцев - первый командир дирижабля «СССР-В6», Иван Паньков - второй командир, Сергей Демин - первый помощник командира, Владимир Лянгузов - второй помощник командира, Тарас Кулагин - третий помощник командира, Алексей Ритслянд - первый штурман, Георгий Мячков - второй штурман, Николай Коняшин - старший бортмеханик, Константин Шмельков - первый бортмеханик, Михаил Никитин - бортмеханик, Николай Кондрашев - бортмеханик, Васили Чернов - бортрадист, Давид Градус - борт-синоптик.

Самому молодому из погибших членов экипажа, бортрадисту Василию Чернову, было 25 лет, самому старшему - бортмеханику Константину Шмелькову, - 35 лет.

Продолжение следует...
Tags: Долгопрудный, дирижабли, краеведение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments